January 29th, 2012

Фрайбург2002

КЕНДЮХ (мусульманам и евреям не читать!)

У нас - сибирских крестьянских хохлов - в ноябре забивали на зиму домашний скот и птицу.
И когда резали свинью, то промывали кишки и желудок, начиняли их кусочками мяса, сала и всякими пряностями (чеснок, лавровый лист и т.д.). Варили и замораживали в кладовке.
Такой начинённый желудок назывался кендюх.
В январе, в самый разгар зимы зайдёшь в кладовку, отрежешь замороженный до хруста ломоть кендюха с чесноком и наворачиваешь с краюхой домашнего хлеба и горчицей.
Ни в каком магазине такого не купишь. Остаётся только вспоминать.
А молоко замораживали в эмалированных мисках - и эти брикеты (объёмом 1200 миллилитров) складировали в мешках.
Зимних оттепелей тогда не бывало.
Фрайбург2002

Упорядоченное отступление

Раньше я плавала 2100-2200.
Потом 2000.
Сегодня я впервые плавала час.
Меняются единицы измерения.
А на литературные тусовки я уже стараюсь не ходить, чтобы не усугублять собой общую седовласость.
Точно помню, что литература - занятие молодых, красивых и ярких людей.
Фрайбург2002

Коль уж я вспомнила свой сибирский клан

У нас был многочисленный родовой клан со стороны матери и её сестёр. Фамилии были КапЫнос, Коврига, Кравченко, Шевченко, Бурнашовы.
Мой отец - Алексей Набатников - был пришлый кацап казачьих (Лебедянь) кровей.
Государственным языком наших застолий, песен и общинных работ (сенокос, строительство дома и т.п.) был хохляцкий суржик. То есть хохляцкий диалект русского языка.
И вот к нашему клану прибило одного калмыка - Колю Джумалинова, он женился на моей двоюродной сестре Вале Шевченко.
Не будем говорить о том, что у них родились три дочки - стопроцентные калмычки, вышли замуж за русских и тоже родили стопроцентных калмыков, уж больно сильные эти азиатские гены - я о другом. Коля Джумалинов полностью ассимилировался в нашу хохляцкую среду и говорил на нашем суржике!
Это было и мило, и трогательно - при его осторожных, мягких азиатских повадках.
Фрайбург2002

Вот это перепощу полностью. "Япония для японцев"

http://mosday.livejournal.com/176866.html

А (350x232, 19Kb)
У тех, кто посещает Японию, может создаться впечатление, что японцы - такие же люди, как мы. Они носят такую же одежду, они строят небоскребы и слушают Бетховена. Многие из них даже говорят по английски. Почти каждая попытка анализа японского успеха концентрируется на финансовой политике, технике управления или чем-то подобном. Но это примерно так же разумно, как искать причины бедности американских гетто в программах федеральной помощи.

Я провел в Японии много лет. Японцы - не такие, как мы. В чем-то они такие, какими мы были когда-то раньше, а в чем-то они такие, какими мы никогда не будем. Но самое главное - они были и всегда будут японцами.

Японцы убеждены в своей уникальности. Никакой другой народ мира не проводит столько времени, извиняясь за свою неповторимость или воспевая ее. Существует целый жанр публикаций, который можно было бы назвать "теория японцев", где авторы с удовольствием рассуждают о том, как непостижимы японцы для остальных народов.


Collapse )