May 2nd, 2012

Фрайбург2002

Разговор о дадаизме

Диалог из комментов:
- Я когда-то мельком читал про дадаизм, и у меня тогда сложилось впечатление, что это были просто какие-то детские игры, типа нынешнего Олега Кулика. Хотя сейчас понимаю, что в той книге, изданной еще в советское время, отношение к дадаизму было очень предвзятое.
- Что касается дадаизма-а-ля-Кулик - это и так, и не совсем так. Время настоятельно требовало от художников такой абсурдистской акции. Недаром наш Велимир Хлебников, странствовавший с наволочкой, полной огрызков-стихов, величал себя Председателем Земного шара - как и Йоханнес Баадер (Обердада и Президент Земного и Вселенского шара), а Георгий Спешнев, экономист какого-то Усть-Катавского типа трамвайного завода на Урале вечерами исписывал тетрадки прозой, построенной целиком на звукописи и игре смыслов. Наследницей дадаизма я считаю Эльфриду Елинек, нобелиатку, два романа которой (Алчность и Дети мёртвых) я переводила (есть на Флибусте). Она страшно любит начать фразу с одним смыслом некоего слова, а закончить другим его смыслом (по образцу "день наступил - и хорошо, что не на ногу"). Это я расцениваю как отчаяние перед распадом мира и попытку выстроить его заново из обломков старых кирпичей или хотя бы найти для него новый язык.
Так что наши труды - сугубо культурологические - должны навести читающего на догадку - какую? Не знаю.

Это по поводу вот этой книги, вышедшей тиражом 300 экз:
Фрайбург2002

Оп-па! Вышла, наконец, многострадальная

Германия: самоликвидация

Германия: самоликвидация

Основываясь на обширной статистике и собственных расчётах и прогнозах, Тило Саррацин, известный политик и бывший сенатор Берлина, убедительно показывает, что мусульманское сообщество в Германии не стремится к интеграции в немецкую жизнь. Уровень образования и участие в трудовой деятельности иммигрантов остается гораздо ниже уровня коренного населения, что при традиционно высокой рождаемости у мусульман представляет реальную угрозу для страны. Автор высказывается за жёсткую миграционную политику и показывает пути выхода из кризиса.

«Перед вами, дорогой читатель, лежит одна из самых необычных книг, написанных за последние десять-двадцать лет. Своеобразие этой книги заключается в том, что она, по сути, является первым восстанием известного европейского интеллектуала и политика против политкорректности, которая пронизала, как саркома, все поры свободного общества и превратила его в худшую из тюрем – тюрьму разума. Тило Саррацин написал свою книгу как приглашение к дискуссии, а не как готовые ответы на поставленные вопросы. И ценность этой дискуссии выходит далеко за рамки Германии. И в России сейчас те же проблемы: абсолютное сокращение населения, низкая рождаемость, приток иммигрантов. Тем всегда и ценны такого рода постановки задач: они заставляют людей думать. Думать о самом, может быть, главном в нашей жизни: кто мы, для чего мы и что будет с нами завтра».

Из предисловия Альфреда Коха

И от переводчицы, сиречь от меня: а не слишком ли много я работаю?